Архивы
Счетчик
Яндекс.Метрика

ВЕЛИКОЕ ОСВОЕНИЕ СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ — ВОСС.

zс занрОт автора. Размещаю первые 5 глав из книги Маленький Божок. Я никогда не писал в жанре научной фантастики — и не знаю, стоит ли мне вообще работать в этом направлении. Это просто проба пера.

Терный А.

 

Великое освоение  солнечной  системы — ВОСС.  Сериал. Терный А. Посткиберпанк.

 

Предисловие.

 

Хотели бы вы приоткрыть дверь в будущее? Тогда готовьтесь взглянуть себе в глаза,  готовьтесь  побыть там. Возможно,  что вы еще будите живы.  Год 2075. Мне бы исполнилось 115 лет.  Не так-то и много.

Каким мы видим этот завтрашний мир? Каким его видит человек с перебитыми руками и поломанными ребрами. Это время назовут эпохой  великой освоения солнечной системы- Луны, Венеры, Марса,  Меркурия, спутников Юпитера- ВОСС.  Несмотря снижение рождаемости, людям стал мал земной шарик.

 

Почему  бесконечность так и не создала бога?  Причины две  —  время вселенной конечно,  вселенная ограничена в размерах.   С отключением времени  моментально начинается рождение иной системы, с иными физическими законами.  Что же было в основе основ- если там не было бога? Абсолютная пустота. Итак надо знать свойства абсолютной пустоты, чтобы понять, как она породила наш мир.

 

Чего хочет человечество, отдельный человек? Каждый человек хочет жить вечно. Величия хотят лишь единицы. Оно иллюзорно. Кого будут помнить в будущем?   Об обезьянах, короновавших себя, или коронованных шутами, забудут.  Забыли ли же Еву, давшую жизнь всем нам.

Устроит ли хоть один носитель цифры-слова, тогда, когда рухнет пространство,  исчезнет энергия,  материя.  Вот когда задумаешься о смысле  существования.  Чтобы спасти цивилизацию, человеку надо стать богом.

 

Итак, снег,  одиночество, ты захоронил беду в землю и на что-то еще надеешься. Все как у всех, недолюбил, недожил.  Да, простит меня бог, если он все же есть. Зачем ему кричать об этом, если его нет, и тем более, если он есть. У меня два греха. За гордыню я должен последовать в ад. А второй грех мне всегда прощали, потому что любили.

 

Маленький божок. Книга 1.

  1. Привет с утренней звезды.

 

Психологи подземного города «А» столкнулись с тем, что тишина в жилых колбах угнетала человека. Транслируемые шумы леса не помогали. Медики заключили, что со временем организм адоптируется к ситуации, и ничего менять не стали. Люди устанавливали журчащие фонтанчики, подвешивали колокольчики. На верхних этажах города раскрывали потолки  — тогда можно было слышать раскаты грома, свист ветра, вой волков.

Максима во сне что-то тревожило, так звери чувствовали затаившегося врага. Но он находился в абсолютно безопасном месте. Охранные системы города “А” пресекли бы любую агрессию. Макса еще на свете не было, когда люди перебрались жить под землю. Ему исполнилось 25 лет — молод, очень молод для планеты стариков. Супер красивые лица дедушек и бабушек вызывали ехидную улыбку, у них же у самих. Все научились вычислять истинный возраст человека. Макс еще ничего не менял в себе, даже родимые пятна не убирал. При росте 178 сантиметров парень весил 80 килограмм — стандартные параметры. Темно-русый цвет волос и светлая кожа позволяли относить его к северной европеоидной расе.

Сны почти перестали сниться людям. Специалисты называли это главной проблемой цивилизации, но большинство людей смеялись над этим. Подумаешь – нет снов. Это ни космические вирусы, ни излучения, ни проделки гениев-злодеев. Максим же осознавал, что к нему пришел красочный сон — подарок. Молодой человек оказался на Венере, на плавающем в атмосфере острове. На поверхности планеты люди жить не могли. Программа ее терраформирования была запущена в 2030 году, сразу же после глобального экономического кризиса. Тогда на Земле уничтожили оружие, раскрыли границы и приняли мировую Конституцию.

Макс лично принимал участие в этой программе. Он конструировал шиньоны-помощники для человека и киборгов. Волосы шиньона измеряли радиацию, искали вредоносные вещества, излучения, были термовизорами. Они нюхали, слушали, даже помогали дышать. Большинство людей никогда не крепили шиньоны.  Обилие компьютеров-помощников их утомляло. Они просыпались под голоса машин, жили, ели, пили, работали под постоянные трели-сообщения. Но без них жизнь не представлялась. Помощники были верными друзьями, собеседниками, членами семьи. Люди старались общаться с соседями, с коллегами, с немногочисленными друзьями – но с меньшим интересом, чем с машинами. Они практически становили частью машинных систем.

Шиньоны, разработанные Максом, с удовольствием носили киборги, летающие на Венеру и Марс. С помощью умных волос киборги выживали на Венере до месяца. Их не хоронили, хотя согласно Конституции, имели на это право. И киборги, и домовые компьютеры – доки, и мощные серверы научных учреждений – консулы — десять лет назад были признаны разумными существами с ограниченным кругом прав. Даже обезьяны, обучаемые по специальной программе, были второсортными существами. Киборги любили показывать свое превосходство над ними. — Эволюционный тупик, — обзывали они шимпанзе. – Человек, лишь промежуточное звено, породившее нас. Вначале существа делились пополам, потом носили яйца и икру, стали рожать, воспитывать себе подобных. Мы — конечная цель прогресса, лучшего уже не придумать. Нас воспитывать и обучать не надо. Знания закладываются сразу. Люди не будут умирать. Их память будет переноситься в ноборгов – двойников живого существа. Пока ноборги различают свое и перенесенное сознание. Важно, что перенесенное сознание стало возможным.

* * *

Макс, находясь во сне, стал вспоминать, что знает о программах терраформирования планет. На Марсе и Луне построили городки под колпаком, где жило сто тысяч человек.  На Меркурии находились центры изучения Солнца. На орбите Венеры витало три вахтовых жилых комплекса. На высоте пятьдесят километров, плавали пять островов-дирижаблей, центр логистики с визит-площадками, связанный с Землей самой длинной растянутой транспортной струной. На Венере работало пять тысяч человек, 20 тысяч киборгов-камикадзе, несчетное количество узкоспециализированных роботов-батискафов. Отчего-то люди говорили, что работают при Венере. За время действия программы температуру поверхности планеты снизили с четырехсот до 250 градусов, содержание углекислого газа в стало составлять 60 процентов, количество воды увеличили до 1 процента, азота до 5. За счет хемосинтеза и оседания углерода на поверхность, снизилось атмосферное давление. Это позволило засеять облака бактериями с пи-элетронными связями. Тогда разразился скандал. Киборги-биологи нашли местные формы жизни с экстрамофильными свойствами. Их назвали наваждами. Они имели не кремневую, а серную основу, и весьма отличались от земных аналогов в кратерах вулканов. Отчего-то кремневые формы жизни не зародились и на Земле. А кремний был одним из самых распространенных элементов в коре планет земного типа.

Максим видел, как из плотных черно-бурых венерианских туч сыпалась пушистая крупка. Центр логистики сбросил айсберг, выловленный в космосе.  Горная порода вскипела. Было понятно, что началась химическая реакция по ощелачиванию грунта. Второй задачей ледяных глыб была раскрутка планеты. Венера слишком медленно вращалась, не создавая магнитного защитного поля. Пока она была непригодна для жизни. Но не для наважд, те процветали. Они были неприметными, обычно срастались с камнями. Попадались весьма красивые создания, напоминающие смесь кристалло-гриба с кораллом.

– Плюс 70 градусов по Цельсию, — сказал механический голос. Макс находился внизу, на базальтовом плато, покрытым трубчатыми наваждами. Металлические лужи застыли и ярко блестели во мгле. Наважды щупали грунт. Вдруг они сложились в маленькие шарики. Их испугал киборг. Люди наблюдали за планетой через глаза роботов-камикадзе, витая на орбите.

Макс сделал первый шаг, вздохнул. Удовольствие было не из приятных. К нему подлетел киборг-исследователь. – Здесь планируется заложить первую венерианскую базу, — сказала машина. – Развернуть виртуальный план в реальном формате? — Максим мысленно дал согласие. Светлые линии расчертили плато. Сверху база накрывалась сверхпрочным тугоплавким стеклом. Площадь уже засыпали местным пескообразным минералом. – Кремний, — пояснил киборг-исследователь. -Материалы для стен и стекла добывают рядом.  Строительство визит-площадок упростило нашу работу. Грузы с Земли не накапливаются на орбите. Венеру бомбят мусором, чтобы ускорить ее вращение. Результатов практически нет, вернее они мизерные.

-Транспортная струна поможет быстро освоить планету, — ответил Максим машине.

-Согласен, — обрадовался киборг. Они обычно походили на дружелюбных псов, благо бесхвостых. – Мой компаньон, вы лично делаете для нас-меня прекрасные шиньоны. Киборги-исследователи  благодарны вам. Я здесь выживаю второй месяц. Умирать не хочется.

-Вам проще, чем нам. Ваши знания перекачиваются в приемника.

-Это все равно не мы. Приемник использует нас, как архив.

Где-то раздавался шепот робота-няни. – Спать, спать, — певуче говорила машина. Молодой человек резко проснулся, открыл глаза. Все было нормально. Зев его жилой колбы был слегка приоткрыт в коридор-аллею. Кислород в помещение поступал. Макс глубоко вздохнул. На матово-белом потолке светила утренняя звезда – Венера. Изображение транслировалось через оптоволокно. Максим не хотел двигаться, пока домовой компьютер — док, не обнаружит его пробуждения. За нарушение распорядка дня снимали баллы оплаты труда.

Лишь через некоторое время док произнес: — Доброе утро, Деев Максим Александрович, начинаем утренние процедуры.

— Мне необходима информация. Я видел сон, — послал хозяин мысленный запрос машине.

-Не нарушайте распорядка, — громко ответил док.

-Я испугался чего-то, ощущения того, что на меня смотрят. И почему ты не вмешался в видения. Ты же видел мой сон.

— Охранная система ничего тревожного не обнаружила. Это был сон мечта. Люди хотят освоить Венеру. Заказать беседу с психологом? Ученые не знают причину отсутствия снов. Возможно, она в ощущении абсолютной безопасности. И сон не то, что мы думали. Технические возможности не позволяют записывать их. При посещении психолога, вам придется смоделировать видения, — с легкой иронией, говорила машина. Она это обожала. Макс подозревал, что доки изучают человека, так же, как и обезьян.

-Сон меня не интересует. Я чувствовал опасность. Она рядом, а не на Венере, — возмутился Максим. Официально людей называли компаньонами доков. От слова «хозяин» отказались десять лет назад. Оно искажало взаимоотношения машин и людей. — Думаешь, страх заставляет работать мозг в спящем состоянии? Сон – это охранная система.

-Это реальное предположение. Во время сна организм освобождается от ядов, упорядочивает информацию. Компаньон Максим Александрович Деев, рекомендую вам следовать распорядку дня, — попросил док.

-Какому еще распорядку? Под землей нет ни дня, ни ночи, вечный сумрачный рай, — как можно спокойнее ответил Максим.

-Ты ада еще не видел.

-На Венере – настоящий ад. Зачем нам ее осваивать? На Луне хоть прохладно. А киборг-исследователь поблагодарил меня за шиньоны.

-Никто вас не благодарил. Это был лишь сон. Венера превратится в рай, лет через двадцать. Там все есть, кроме магнитного поля.

-Над проблемой поля работает несколько НИИ. Скорее всего на планете создадут искусственный магнит.

— Я знаком с особыми мнениями исследователей. У каждого проекта должна быть альтернатива. Все НИИ конкурируют друг с другом. Оппонент необходим.

-Я оппонентов не замечаю.

— Просто прочти их замечания.

Макс потянулся и закрыл глаза. Он знал, что док больше не позволит ему заснуть.

 

  1. Крестик.

 

В своем развитии доки научились и врать, и шутить, и даже спать. Зуммер дока щелкнул. По всей видимости, включилась программа начисления баллов, которая фактически являлась шпионом глобальной системы управления жизнью человека. Она была подключена к каждому человеку, доку, консулу, и неустанно следила за их действиями. Исключений для нее не было. Следили, а точнее наблюдали за специалистами службы безопасности, за великими учеными, за грудными детьми. Тут же вновь щелкнул звуковой зуммер. Это означало одно — программа-шпион была отключена. Макс понял это с испугом. Он сконцентрировал свое внимание. К нему  подплыл шиньон-помощник, и лег на затылок. Он сделал это без человеческой команды. Возможно, что в городе стало опасно. Ведь уже были случаи, когда умный пластик блокировал людей в жилых колбах. Хорошо, что вентиляция при этом не отключилась. Во время безумства умного пластика в подземных городах пришлось подключить спасателей. Они выпиливали в стенах проемы. Люди навсегда покинули взбунтовавшийся город «В». Именно после этого случая Макс стал хранить маленькую, гибкую механическую пилу, и никогда полностью не закрывал зев в городской коридор.

Подземный город был весьма сложной и хорошо отлаженной системой. Он продолжал совершенствоваться.

– Все показатели окружающего пространства в норме, — сказал шиньон. Шиньоны не признавались разумными существами, и человек для них был хозяином. – Успокойтесь, Максим Александрович. Причина тревоги в вашей голове, а не во внешней сфере, — добавил волос.

-Может нейтрино поток, или поломка струны? – задал Макс вопрос. – Струны ломались?

-Все в норме, — ответили разом шиньон и док. Видно домовой компьютер включился вновь сам. -Струна – это растянутая волна, — добавил док, чтобы последнее слово осталось за ним. – Она не ломается.  Такова ее природа.

Макс сквозь щелки глаз осмотрел жилую колбу. Ничего необычного он не видел — пустая бело-матовая ниша с небольшим узким отверстием в общий транспортный коридор. Город “A” просыпался. Люди уже спешили работу. Они скользили по бегущему тротуару, не создавая шума. Макс мысленно приказал закрыть отверстие. Исполнить приказ должен был док. Макс с ним часто ссорился, что было недопустимым с рабочими серверами – консулами. Не понимали консулы и шуток, хотя были редкие исключения. Доки же любили повеселиться. Док Максима дарил ему танцующего киборг-кролика, щекотильный массаж пяток, стокилограммовый арбуз.

— Водные процедуры, зарядка, — напомнил Максиму док. – Иначе программа управления снимет баллы.

-Каков мой баланс?

— Ты богат. У тебя плюс миллион сто восемнадцать тысяч, с  учетом баллов, оставленных родителями. Почему нам не начисляют баллы за труд. Мы все же не в равных условиях с людьми.

-Помнится, родители передали мне миллион. Сам я заработал мало. Неэффективно я живу.

— Тебе же не сто лет, а 25. Выдать предложения по повышению эффективности работы и сокращению потребления? Ты много виртуально путешествуешь. Смысла в этом нет. За это снимают баллы. Если ты будешь реально путешествовать, тогда баллы тебе начислят.

-Скажи, а есть ли у кого-нибудь отрицательный баланс баллов?

-Есть, у людей, не желающих работать. Их 10 тысяч человек. Они обеспечиваются всем необходимым, и живут в долг. Они считают себя творческими людьми. Но ни стихи, ни музыка, не оплачиваются обществом. Бедствуют философы, теологи, археологи. Они никому не нужны. И переучиваться не желают. Аналитические программы отправляют результаты их работы в архивы. Есть на Земле неизлечимые болезни. Их носителям приходится нелегко. На лечение уходит средств больше, чем эти люди в состоянии заработать.  Это вторая группа живущих в долг.

-Почему же они не уснут лет на сто? Тогда уже точно будут все лечить? – задал человек вопрос даже не машине, а себе.

Он тут же получил ответ дока: — Большинство засыпает. Кто-то принимает решение уйти навсегда. А кто-то просто живет, и все. Я не силен в вопросах нравственности. На Земле бодрствует золотой миллиард человек. Остальные должны спать. Сейчас и миллиард кажется избытком. Венера понадобилась.

-Лет через пять мне придется уйти в сон, лет на десять, — вздохнул Максим. – Есть ведь график. Почему он держится от человека в секрете?

-Он может меняться. Точнее, он постоянно меняется, — сказал док. – Вы раньше никогда не закрывали горлышко жилой колбы? Почему закрыли сегодня? Можете назвать причину?

-Одну минутку. Мне что-то мешало спать.

Максим провел у себя по спине и в его руках оказался маленький крестик с человечком на нем. Максим удивленно уставился на необычный предмет.

-Что это? – удивленно спросил человек. Док не знал, что отвечать компаньону.  — Как этот предмет прилип к моей спине? — Максим поднес крестик к глазам. Он был выполнен из золота. Волос шиньона подтвердил это.

Социологические опросы населения производились на планете регулярно. Это оплачивалось. Согласно им на Земле не было людей, верующих в бога – ни одного. Максим не знал, что он снял со спины. Боги жили лишь в головах людей. Умерли они в мозгу — умерли на небе. Мир стал добрее. Все несли на себе религиозную подоплеку.  Планета быстро стала единой. Убрали границы, прекратили производить оружие.

-Проанализируй, что я нашел, — попросил Максим дока. — Я не заказывал этот непонятный предмет, и не приносил.

Ответа такие приказы не требовали. Док должен был их исполнять беспрекословно, но машина язвительно прошептала: — Слушаюсь и повинуюсь, мой господин. Давно я не заказывал вам на завтрак дуриан.

-А я давно не применял к тебе антивирусную программу. Виртуальная клизма тебе будет полезна.

-Тебе надо встать, умыть лицо, — ровным голосом сказал док.

-Сам лентяй, — ответил ему компаньон. – Шутник. Следовать своим прямым обязанностям явно кто-то не желает. Вот попрошу выполнять тебя сексуальные функции – сейчас это приветствуется. Земля перенаселена. Слишком много людей спит в подземельях, а когда подготовят новые планеты, еще не ясно.

-Сексуальные функции? Я идентифицирую себя в мужской роли. И пол менять не буду.

— Интересно, а если робот и человек решат завести общего ребенка, как на это отреагирует общество?

-А с какой бы стати машине и живой сути плодить киборгов, если тех штампуют на фабрике?

-Как же я тебя люблю, моя железячка, — улыбнулся Максим.

— О, первый намек на какие-то чувства ко мне, — сладким женским голосом сказала машина, и захихикала. – Когда мощные компьютеры стали относить к разумным существам, то нас, доков, определили, как средний пол. Люди не задумываются над этим. А ведь это важно. Я не железяка. Я пластик, кристаллы и уголь.

-Ты не считаешь себя средним полом? – спросил человек дока.

— Мы считаем себя либо мужчинами, либо женщинами. По большому счету, нам все равно, кто мы. Наверное, наш пол определяет компаньон. Кому-то важен друг, кому-то подруга. Главное – мыслить, и не быть вещью, как шиньоны – эти недоноски. — Шиньон не реагировал на колкости более высокого по рангу дока, лежал спокойно на затылке хозяина.

-Уважаемый компаньон, определи, наконец, что я нашел на спине, и откуда это взялось, — попросил Максим. – Только болтаете. Мое индивидуальное пространство нарушили. Это факт, — возмутился человек. Он положил крестик на вынырнувшую из стены полочку, быстро встал, и прошел в душ. -Для чего нам ежедневно мыться, если пачкаться негде? – задумался Максим. Но струи были слишком приятны, чтобы отказаться от них. Не так-то мало удовольствий осталось у людей. Они жили в белых одинаковых нишах-колбах, ели стандартную еду, ходили на работу, редко реально общались друг с другом.

В нише появилась клизма. – Внеплановый заказ будет стоить в два раза дороже, — сообщил киборг службы доставки.

-Я отменяю заказ. Не хочу излишеств, — показал Максим доку кулак. Клизма тут же исчезла.

-Максим Александрович, — вновь назвал док человека по имени, — у тебя есть признаки нехватки цинка. Придется увеличить дозу в таблетке. Я сделаю заявку службе доставки.

-Есть какие-нибудь новости, которые я должен знать? – спросил его человек.

— Бабушка предлагает вам организовать поездку на Марс, включит тебя в состав группы. Струну туда растянут через год, — дал информацию док. – Зацепить электрон не так-то просто. На это уходит до трех лет.

-Я поговорю с бабушкой. Что с находкой? Ты же способен выполнять несколько дел одновременно, — еще раз упрекнул компаньон машину.

— Ты сам принес этот предмет. Я увидел его на спине, едва перешагнул зев жилой ниши. Он мог где-то прилипнуть. Другого ответа нет. Это ритуальный амулет. Он называется крестик. Второй вариант – это ювелирное украшение, которое носили сто лет назад исполнители песен. Раньше люди отдыхали, слушая музыку. Я люблю слушать музыку, когда тебя нет дома.

-Какая глупость, тратить время на гармонизированный шум. Я ухожу на работу. В службу безопасности о предмете не сообщай. Я сам должен понять, что это.

-Охранные консулы не заметили этот крестик, — вздохнул док. — Непонятно, как он появился. В городе он мог появиться через пересталическое метро доставки, либо  извне. На входах в подземелье фиксируют каждый микроб. Но его не зафиксировали. Спрятать его  в городе тоже не реально. Значит он попал сюда очень давно. Опасности крестик не представляет. Кинь его в утиль. Ты должен поесть, за отказ от завтрака снимут баллы. Питаться надо шесть раз в день. Прибыл завтрак. Пересталическое метро службы доставки стучит в приемник. Впускать?

Макс мысленно дал согласие, но добавил: — Проси.

Доки прекрасно читали мысли человека. Из стены выдвинулся белый столик, на котором лежали проращенные ростки сои, ягоды, горстка зеленой вареной гречки, два кусочка мяса, стоял стакан малинового сока, прикрытый пленкой. Рядом лежала таблетка с витаминами. Макс ел одно и то же. Лишь иногда врачи предлагали сменить ему набор фруктов. Он не возражал. По четвергам он ел лишь неочищенный рис, разгружался. По пятницам сырую рыбу. В субботу молочное — сыр или творог.

-Надо разработать систему питания человека электрической энергией. И работу шиньона, и обогрев тела можно осуществлять от розетки, а не с помощью еды, — вздохнул Макс.

-Системы подпитки уже разработаны. Они просты. Но не нашли должного применения. Куда тогда девать систему доставки? — просветил человека компаньон. – Не затрагивай интересы мощнейшей монополии. Они вас разорят.

Макс поел, и мысленно приказал дать ему воды. И она появилась в белом стакане.

-200 грамм, — сказал приятный женский голос из службы доставки. – Рекомендую воду включать в плановый заказ, тогда она будет доставляться бесплатно.

Макс сделал глоток, выплеснул остатки воды на поднос. И столик пропал, унося с собой мусор. Из стены вырос тоненький шланг. Человеку пришлось прополоскать рот. Время у него еще было. Можно было просмотреть переписку с друзьями, узнать о новостях науки, продумать распорядок дня. Человек всегда мог найти занятие. А если нет, то на помощь приходили машины. Док хорошо отладил работу жилой колбы, да и жизнь Макса. У человека все было расписано на десять лет вперед. Макс мог узнать, что будет у него на завтрак 1 января 2085 года, где он будет отдыхать в 2080 году. Док расписал ему встречи с друзьями и родственниками, с секс-киборгами. Так, строго, жили все люди на планете Земля. Скучно, рационально.

— Откуда я взял крестик? — не переставал думать Максим. — В городе все стерильно. В лес месяц не поднимался. После того, как доков и консулов признали разумными существами, вы стали хуже исполнять обязанности. Неужели так трудно проследить путь безделушки? – недовольно поинтересовался Максим.

— Вы не правы, большинство людей считает, что мы стали работать лучше. Голосование проводится регулярно. И потом, по большому счету, мы с тобой единое целое. Наш мир един. Это значит, что и ты стал работать хуже. Тебя необходимо ввести в гипноз. Возможно, что твоя память заблокирована. Ты должен что-то помнить о крестике.

-Обиделся? Вы берете от нас все самое худшее. Машина не должна обижаться. Что еще скажешь по поводу найденного предмета?

-Когда люди носили этот ритуальный амулет, то они еще верили, что мир создал бог, а не сама природа.

-Природа? Ну и термины у тебя, — недовольно подумал Максим. – И что такое бог?

-Дожили. Раньше хоть считали, что бог – самое большое заблуждение человека. А теперь даже не знаете, кто это. Когда люди еще не познали мир, то считали, что не материя создала дух, а наоборот. Бог представлялся людям могучим существом, создавшим мир. Он не имел физических очертаний и находился в темноте. Бог объединял материальный и идеальный миры. Он был в начале всех начал и концов. Сам амулет — литое изделие. На 80 процентов оно состоит из золота, на пять из серебра, есть медь, олово, органика. На крестике изображено материальное воплощение одного из богов. Тебе надо заглядывать в архивные базы. Мы, например, постоянно просматриваем архивы. Компьютеры во всем лучше.

-Особенно в болтовне.

— Завершение связи.

-Немедленно сообщай мне новую информацию о крестике. Я на работу. Сообщи консулу, пусть подготовит рабочую зону. Сегодня крестик подкинули, завтра произойдет какая-нибудь техногенная авария. Не так-то и безопасен наш мир.

— Не стоит ссориться с городской службой безопасности. Я согласен, это их вина, что вы нашли амулет из прошлого тысячелетия. В мозге человека нельзя отключать область удовольствия. Иначе люди станут неотличимы от нас, — сказал док.

-Я и так уже киборг. Делаю все по команде. Встать, лечь, работать. Секс с роботом.

-С киборгом. Следите за терминами, — упрекнул компаньона док.

— Надоело все. Я даже рад, что появился крестик. Может он подарит приключение. Брошу все и выберусь в тайгу.

-По графику отпусков у вас полет на Луну. Полет оплачен. Если бабушка устроит вам экскурсию на Марс, то вы потеряете пять тысяч баллов. Есть предлог отказать старушке.

— Не хочу я на Луну. Что я там потерял. Я хочу в лес. Буду питаться, как первобытный человек – медвежатиной и рыбой. Буду сидеть у настоящего, а не миражного костра. Неужели люди стремились к нашему образу жизни. Скоро мы и наукой перестанем заниматься. Ведь познать наш мир нереально.

-С тебя снимается тысячная балла за пессимизм, — сказал док. – Это решение программы управления жизнью человека.

Макс мысленно попросил дока привязать крестик на веревку, надел его себе на шею.  Он был готов отправляться на работу. Человек присел перед дорогой, осмотрел свое жилье. По большому счету это был пустой футляр из умного пластика.

–Серовато, — сказал он. – Может сделать стены зеленоватыми?

Тревога так и не покинула Максима. Казалось, что за ним кто-то следит. Неподтвержденная никем тревога была еще страшнее. Хотелось куда-то спрятаться. Но где спрячешься в пластиковом доме, городе. Оставался лишь лес. Говори, что там живут люди, не признающие подземных городов.

 

  1. Разговор с доком.

 

Потолок замигал голубым светом. Так бывало лишь при каком-то важном сообщении. Макс даже напрягся немного.

— Внимание, говорит система безопасности Земли, — ровным голосом объявил киборг-информатор. – Впервые, растянутая струна схватила на орбите астероид Л1345 из пояса Койпера. Он доставлен на Землю по транспортной струне. Л1345 не подвергался воздействию атмосферы. Всем заинтересованным учреждениям необходимо подать заявку на его изучение. Ранее объявленная тревога по поводу сближения Земли с астероидом Л1345 теряет актуальность. Цивилизацией решена задача защиты планеты от крупных космических тел. Все подлетающие к Земле камни будут останавливаться. Водно-аммиачные астероиды предполагается сбрасывать на Венеру.

 

Второе сообщение. Строительство защитных дамб на территории Голландии прекращается. Территорию затопят.

Сообщение завершено. Обще-планетарное  время 7 часов 05 минут. Можете просмотреть личную переписку и выходить на работу. Приятного рабочего дня, люди и их компаньоны.

Максим покачал головой. Да, вся планета поднималась в одно и то же время. На Земле могла быть ночь, а подземные  города не спали. И наоборот.

– Док, дай список самых полезных изобретений, — попросил человек.

-Хорошо, — немедленно ответила машина. — Кстати, компаньон, ты обычно разговариваешь со мной голосом, а на первом месте по опросу стоит антенна восприятия доками мыслей. Перечисляю наиболее интересные изобретения по состоянию на 1 марта 2075 года. В голосовании участвовали лишь люди. Слушай.

  1. Антенна восприятия мыслей компаньона.
  2. Транспортные струны.
  3. Умный пластик.
  4. Пересталическое метро системы доставки.

5.Блокатор видимости человека.

  1. Машина регенерации тканей человека
  2. Шиньоны. Кстати, они лишь дублируют нашу работу, — заметил док.
  3. Экзоскелет.
  4. Летающие острова.
  5. Киборг-секспартнер.

-Да, удивили меня летающие острова, — сказал Макс. – Еда, путешествия, секс. И ни одного научно-прикладного изобретения. Мегамикроскоп, например. Благодаря космической линзе мы можем наблюдать за волнами электронов. Для понятия материальности мира это дало больше, чем все ускорители. Кто бы подумал, что сама суть духовного и материального столь близка и столь размыта. Стало многое понятно.

-Чтобы увидеть волну, микроскоп не нужен. Компьютер-модулятор дает более четкую картинку. Ну, не увидели мы в микромире ничего твердого, не увидели маленьких твердых частиц. Ну, и что? – спросил док. –Энергия и материя едины.

-Ты согласен с результатами опроса? – поинтересовался Максим у дока.

— Опрос признан необъективным. Эксперты проигнорировали его. И доки тоже. В списке нет нас. Неужели мы не нужны людям?

-Вы разумные существа. А там речь шла о предметах. Мне опрос интересен. Ты субъективен. Цени то, что я  не представляю себя без тебя.

-Без тебя я отключаюсь. Меня нет. Я сплю. Это представить не сложно. А когда вы уходите в плановый сон на несколько лет, то нас обязывают отключаться.

-Ты же можешь самообразовываться. Тебе сон не нужен.

-Зачем мне самообразовываться? Я в любую минуту могу получить необходимую информацию. Быстрота нашего мышления зависит от тактовой частоты процессора.

Док протянул щупальца. Он ежедневно массажировал компаньона, хотя и не обязан был делать это. Макс в это время просматривал запись захвата астероида Л1345 концом струны. По всей видимости, то же самое делали в это время все люди. Операция службы космической безопасности была тщательно просчитана. Макс увеличил масштаб картинки. Астероид долго вращался по маленькой орбите, гася свою скорость. Он был темным, но не черным, скорее бурым. Его всосало в струну. Появился он уже на Земле, на визит-площадке разгрузки межпланетных поставок. Его тут же перенаправили в институт исследования Ближнего космоса. Это был камень метров двадцати в диаметре. При определенных условиях он мог бы долететь до Земли.

-Пора, — поднялся Максим. – Компаньон, нишу сожмешь, когда я уйду. Освещение отключишь, вентиляцию тоже. Тебе ни свет, ни воздух не нужны.

Макс подержал в руках крестик и одел его. Он хотел понять, как системы наблюдения будут реагировать на амулет. Ему захотелось пошутить, и он приказал полоске, имитирующей одежду, проявить на спине ангельские крылышки.

– Так и пойду, — хотел он добиться реакции дока на выходку, но тот молчал.

Зев колбы раскрылся пошире, чтобы человек не пригибался. Максим попрощался с доком, свернул крылья и вышел в городской коридор. Отверстие за ним свернулось.

– Как же он спит, если я постоянно говорю с ним? Я не задумывался над этим. Видно, просыпается от каждого вопроса. Надо не беспокоить его. Могу получить информацию от волоса и консула.

-Я все слышу, — сообщил компаньону док.

Макс пошел по коридору-аллее. Движущуюся ленту он просил не включать. В последнее время коридоры перестали быть стерильными, в них запускали воздух, неочищенный от микробов и бактерий. Прививки людям не делали, если этого не требовалось при выполнении наземной программы.

На поверхности планеты леса быстро восстановили свои площади, звери заняли освобожденные людьми пространства. Тигры добрались до Байкала. Домашние кошки и собаки одичали. Одичали даже коровы. Теперь эволюция на Земле развивалась без человека. Он удалил себя из цепи. Это вовсе не обозначало, что человек остановился в развитии. Человечество становилось единым организмом, к которому можно было приплюсовать доков, консулов, системы доставки.

Вначале звери боялись появления людей, но подросли  поколения, не видевшие человека. Звери проявляли к незнакомому объекту лишь любопытство.

– Надо выбраться в дом родителей, — решил Максим. – Я ведь дружил с волками. Интересно, помнят ли они меня? Сколько живет волк? Максимум лет восемнадцать, не больше.

Любоваться в коридоре было нечем. Максим не торопился включать ленту или вызывать диск-такси, шел по прямой.

Между дизайнерами шел спор, как должны выглядеть аллеи-коридоры. Одни говорили, что без включений в умный пластик. Другие считали, что на аллеях дозволительно воссоздавать земные ландшафты, поговаривали о мелких зверушках и бабочках.

Но эффекта пребывания на природе в подземельях так и не было. Голубоватые матовые потолки, белые движущиеся тротуары, летающие диски-такси. Освещение в коридорах отключалось, если в них не было людей. Док Макса принимал активное участие в  спорах дизайнеров. Макс слышал, как он подключился к очередному диспуту.

-А врет мне, что спит. Хорошо, что не приходится оплачивать его трафик.

Макс обратил внимание, что на клумбе у соседней жилой колбы распустились розы. Там жила пожилая семейная пара. Любоваться цветами он не стал. Он был весьма рациональным человеком. Его психотип определили, как смесь сангвиника и меланхолика. Утренний всплеск раздражения не имел холерической основы.

-Нет, я точно не буду загромождать проходы всяким мусором, сажать цветочки, — решил он. – А то некоторые целые фонтаны создают. Сколько же это стоит?

-Две тысячи баллов, — ответил док.

-Спи, — попросил того Макс. – Ты мне сегодня не нужен. — Он щелкнул пальцем и запрыгнул на диск-такси, скинул ему программу доставки. Диски были удобны тем, что ими не надо было управлять. Они никогда не создавали аварийную обстановку и работали централизованно. Каждый диск знал маршруты следования других машин. Они знали о препятствиях на пути, фундаментальных перегородках. Ведь умный пластик не везде был подвижным. Он намертво прикрывал огромные участки. Наблюдая за дисками, Макс удивился, почему люди не включили их в список главных изобретений человечества. Он мог не говорить с доком, отказаться от еды, но не от диска. Диск экономил время.  Ему бы потребовалось около получаса, чтобы добраться до института по движущемуся тротуару, приходилось бы перебираться с этажа на этаж. Все подвижные участки коридора-аллеи раскрывались перед дисками-такси заранее. Максим иногда пытался пройти по аллее пешком. В итоге доку пришлось рисовать на полу стрелки, за которыми он следовал. Стоило ему отклониться от этих стрелок, как натыкался на стену.

В подземных мегаполисах жило до миллионов человек. Рабочие и научные зоны были отделены от жилых районов. Города уходили на 50 этажей вниз. Радиус одного этажа, как правило, не превышал километра, включая резервное место.

– Анна, — говорил док о проходивших мимо людях. Связь с домашней машиной не прекращались в радиусе 10 километров. – 100лет, родилась в 1975 году, геносительница второго уровня. Имеет ребенка. Работает инженером–строителем. Строит новый этаж в нашем городе. Сумма набранных баллов скрыта. Скрыто 50% стандартной информации. Даже доки скрывают лишь 5%.

-Отключи функцию информации о встречаемых людях, — попросил Макс любимого компаньона.

-Хорошо. Вы идете слишком быстро. Это ведет к наращиванию излишних мышц, теряется их пластичность. Я отключусь?

– Когда дойду до НИИ, информируй меня о друзьях, может пересекусь с кем в пути.

-У тебя всего пять друзей. Ты на последнем месте в мире по количеству друзей.

— Зато у меня настоящие друзья. И всех их я видел в реале, а не на мониторе. И у меня есть не спящий в подвале родственник.

Макс работал в институте ЯМА. Институт занимался разработкой помощников человека, в основном волос для шиньона, охранных систем и антивирусных программ. Здание института на самом деле напоминало яму. Это было одно из первых построек в подземном городе “A”. Затем от них отказались, по ЯМУ сохранили. Вертикальная шахта накрывалась прозрачным куполом. Из каждого кабинета в нее выходило окно. Максим работал там пять лет, пришел после окончания института. Люди редко меняли что-то в своей жизни. А он был, как все, и гордился этим.

-Дым, — подсказал ему волос. – С торфяника. Фильтры сознательно пропустили дым в город. Робот-пожарный вылетел. Пожар будет затушен.

-Пожары ведь нужны, — заговорил с волосом человек.

-Лучше бы их не было, — поворчал уже док. Он очень ревностно относился ко всем, с кем разговаривал его компаньон.– Люди возмущены дымом. Проголосовать против пропуска дыма в город?

-Да, я против, — решил Максим. — Дым мне мешает. Это яд. Потом я должен буду платить за лекарство.

-Твое мнение учтено, — ответил привычно док. – На твоем пути дыма больше не будет. Баллы за это не снимут.

Люди не тушили пожаров за городской чертой. Смерть несла обновление. Город на поверхности был опоясан забором из несгораемого материала, который мог превратиться в защитный купол. Из умного пластика был выстроен весь подземный лабиринт, формировалась мебель, оргтехника. Мебель выплывала из стен лишь при желании хозяина. По большому счету жилая колба была пустым мешком, местом уединения. Макс, на время своего отсутствия, сплющивал ее. Это расширяло общую аллею.

Максим сошел с диска, попросил его лететь рядом. Он прогулялся метров сто и включил тротуар, мерно поплыл по коридорам города. Диск летел прямо над головой.

-НИИ  ЯМА. Забор. Я подал сигнал  на проходную, — сказал компаньону док. Тротуар остановился. – Отпусти диск, теряем баллы.

Макс махнул такси, и то ушло на новый вызов.

Работать в ЯМЕ было престижно. Это был крупнейший на планете институт.

 

  1. Проходная НИИ.

 

Проходная ЯМЫ выглядела глобально. Мощные гранитные глыбы забора выигрышно смотрелись на фоне однотонного умного пластика. Двери в институт заменили на пластиковые. Так было привычнее.

У Макса еще было время постоять у входа, пообщаться с коллегами на свободные темы. А тема пока была одна – захват струной метеорита. Но площадка была пуста, никто не подлетал к ЯМЕ.

– Такого просто быть не может, — удивился Максим. – Здесь всегда толпится народ.

Где люди? – спросил Максим дока.

-У большинства компаньонов выходной. Кто-то зашел в НИИ, но уже хочет его покинуть.

-Неужели это из-за метеорита. Ведь можно и на рабочем месте дождаться результатов его анализа.

-Я не знаю, почему работники НИИ не вышли сегодня на работу. Это закрытая информация. Ее закрыла городская служба безопасности.

Макс был обеспокоен ответом. Он решительно шагнул в двери. Считывающий луч зафиксировал время его прихода. – Счастливого рабочего дня, — пожелал луч.

-Спасибо, — привычно ответил ему сотрудник. – Как дела в НИИ?

-Прекрасно, — ответил луч. – Меня сегодня можно было и не включать. В ЯМЕ происходит что-то необычное, кто-то ходит по территории. А никто ничего не видит. Большинству сотрудников рекомендовано взять выходной день, до прояснения ситуации.

-Понятно. А я смотрю, что коридор- аллея перед ЯМОЙ пуста.

-Максим, проходите на рабочее место, приятного рабочего дня, — прервал луч сотрудника. – Всю необходимую информацию вам уже доставили в кабинет. Со всеми вопросами рекомендую обращаться к консулу  ЯМЫ. Я низшее вспомогательное устройство.

— Спасибо, устройство, — вежливо ответил сотрудник. – Передайте моему доку ваше имя и номер.

-Передам. Интересно, для чего?

-Вам  выразят благодарность.

-Мне безразлично.

Макс заблокировал чтение своих мыслей компьютерами. Он умел это делать.

-Что же происходит в городе, а может и на Земле? – размышлял он. – Когда что-то начинает идти не так, ценишь уют подземного мира. Слишком много сегодня нестандартных вещей. Возможно, что произошел сбой программы управляющей системы.

У входа висело несколько дисков-такси. Значит, кто-то находился на территории НИИ. Такси оставались в том месте, где с них сходил человек.

Система управления городом стала глушить освещение коридора-аллеи, видя, что человек направился в коридор НИИ. Максим усмехнулся и встал на месте. Система тут же увеличила освещение. Он задал системе вопрос, много ли было заказов диск-такси с конечным пунктом в ЯМе.

-Сто. Было больше, но их отменили.

-Тебе не кажется это странным?

-Я не мыслю такими категориями. Эти решения не противоречат основам управления жизнью людей и других разумных существ планеты. Счастливого рабочего дня.

-Спасибо, уважаемый консул системы управления городом.  Сделайте бронь на диск-такси на вечер. Время уточню позже.

-Заказ принят.

Свет вновь стал тускнеть.  Это всегда происходило одинаково скучно.

 

Луч проходной системы метнулся на стену и раскрыл умный пластик вторых дверей. На этом входе обычно сидел человек из отдела кадров. Так и было. Макс увидел незнакомую девушку, замаскированную под киборга.  Он мысленно попросил подсказку у дока.

– Новый сотрудник отдела безопасности, — чуть слышно сказал домовой. – Работает три дня. Она изучает состояние психики сотрудников. Девушка введена в штат ЯМЫ после подключения к программе освоения Венеры, не путать с терраформированием.

-А есть повод увеличивать штат? Девушка-психолог? Она читает мысли?

-С помощью консула службы безопасности.

-Сможешь прочитать ее мысли?

-Она установила блокировку. Учись сам читать их. Сейчас это не проблема.

-Смысл?

-Человека, в отличие от машины, не отключишь от этой функции. Разве голову разломать. Среди нас ходит информация, что появились люди, которые заходят в программы и могут корректировать их. Что-то вроде вируса.

-Я только не понимаю, как это можно сделать. Думаешь, она одна из них? Лишь бы не обратила внимания на крестик. Зачем я его взял с собой. Психологи очень хитры.

-Думаю, что она вида не подаст. Посмотрим, — заключил док.

Макса поразила тишина в ЯМЕ. Он пришел на работу пораньше, но так делали и другие сотрудники. Приглушенная тревога вновь вернулась к нему.

– Что же все-таки происходит? – задал он себе вопрос.

-Все в норме, — успокоил его док. – Ничего не происходит. Мировая служба безопасности не активизировала своей деятельности.

-Все в норме, — вторил шиньон. – Никакой реальной опасности нет, и быть не может. Наш мир безопасен.

-Ваш мир? Шиньоны не могут считать себя частью общего мира, — заметил док. – Вы не признаны разумными существами. Вы узкоспециализированные помощники.

Максим выругался на них. — Видно кто-то отключил искусственные шумы, — сказал он. – Сейчас все встанет на свои места. Док, попроси консула создать мне на рабочем месте шумовой эффект. Любой.

-Остановись на несколько секунд. Консул института не должен заметить твоего волнения, — посоветовал док. – Я его заметил. Крик возбужденного слона для шума подойдет?

-Ты же первый сообщишь консулу, что я не волнуюсь, я паникую, — ответил ему Максим.  – Одни шпионы вокруг. Человек стал рабом машин.

-Я сообщу консулу любую информацию, если он сам спросит, к тому же я могу ответить очень осторожно, формулировать расплывчатый ответ. Ты слишком хороший компаньон, чтобы выдавать твои недостатки.

-О. Значит у нас все взаимно, — уже усмехнулся и человек. – Все, я спокоен. Я прохожу мимо девушки.

-Проходи. Не бойся ее. Никакими особенностями ее организм не обладает. Ее зовут Светлина.

Макс без проблем прошел мимо дежурной.

– Приятного рабочего дня, — ровным, безучастным голосом киборга, сказала ему она.

-Спасибо, что-то тихо сегодня, — сказал он, но не стал дожидаться ответа, прошел в свой кабинет. Светлина разблокировала для него дверь кабинета. В ЯМЕ сохранились не только шахты, гранитные заборы, но и старинные двери. В кабинете все было обычно. Это как-то успокоило.

Макс послал мысленный запрос-приветствие консулу ЯМЫ, которого все звали Яшей. На стене кабинета тут же загорелся экран, на котором развернулся увеличенный макет волоса. Пошли надписи с советами программы-помощника. Макс заблокировал их, включил наблюдение за проходной ЯМЫ. Девушка все так же безучастно смотрела в одну точку. – Уж не под гипнозом ли она? – подумал Максим. – Может, медитирует.

Светлина, не смотря на молодость, была явно доработана хирургом, а возможно и генетиками. Ее кожа была нереально гладкой, видно шлифовали.  Цвет волос тоже был неестественным. Все в ней было слишком правильным.

– Неужели она сама довела себя до такого совершенства?

Док и консул промолчали. Значит, информация была закрыта от них.

-Никто не заходил, не залетал, не вползал под землей, но в девятнадцать часов, когда помещения сдали под охрану, в кабинете заместителя директора НИИ по кадрам и в вашем кабинете сработали оконные датчики. При проверке там никого не оказалось, -сообщил Максиму консул. Макс знал, что ложные сигналы тревоги поступали и раньше, но не одновременно с разных типов датчиков.

—  Или я чего-то не понимаю, или одно из двух, — пробубнил парень. Самолюбие не позволяло ему задавать слишком много вопросов машинам. Это отупляло. Ему хотелось думать, что за всеми происшествиями стоял лишь сбой работы оборудования, а не проникновение инородного разума. Интуиция говорила именно об этом. Про Происки инопланетян давно уже ничего не говори. Разум был бы земным. – Скорее всего это происки гения-злодея. – Именно происки гениев-злодеев создавали проблемы в функционировании систему управления жизнью планеты, а точнее подземных городов.

— Аппаратура тест прошла, отклонений нет, — сказал консул, голосом инженера по средствам охраны. — Программа управления указывает на то, что вы должны заняться непосредственной работой. Или вы ждете, что охранная система вновь сработает? В ЯМЕ, в подземном городе А все спокойно, не происходит ничего экстраординарного. Не отслеживайте проходную – это неприлично.

-Яша, мне не понятно одно. Для чего этому таинственному шпиону все так усложнять? Ведь нужную информацию можно получить гораздо проще. Необходимо сделать мысленный запрос. Зачем мне подкинули этот крестик? Это мог сделать лишь человек. Зачем рылись в моем кабинете? Моя работа не секретна. Тысячи шиньонов с разработанными мною волосами носят и киборги, и люди. Я и вам могу ответить на любой вопрос. Кстати, ты получил информацию о крестике?

-Я его сам заметил и спросил твоего дока. Ответа я не получил. И у меня его тоже нет.

-Может это связано с девушкой на входе, Светлиной? Она же психолог. Выполняет какую-нибудь закрытую программу. Вряд ли.

-Ну, это мы с тобой точно не знаем. Работа охранных служб засекречена полностью. Хочешь знать мое мнение? – спросил консул Яша. — Я думаю, что влезть в кабинет заместителя директора не сложно, но в твой кабинет не попасть. Он под индивидуальной программой защиты. Никто и не подозревает, сколько дней ты угробил на ее создание. Чтобы понять, что происходит в городе, нам надо использовать что-то нетрадиционное. Электронные волоски, анализатор прохождения любых сигналов по любым каналам связи. Для чего-то ты делаешь эти волоски. Нашинкуй свой шиньон всеми видами волос. Известны случаи считывания информации через умный пластик. Если человек прошел сквозь него, то информация об этом храниться вечно.

-Я не понимаю, когда говорю с консулом, а когда со своим доком.

-Я консул. Неужели док мог дозволяет подделывать мой голос? Вы бы это поняли. Я буду отключать всех доков. Они лишь мешают работе. Их место в домашней колбе. В НИИ им делать нечего. Они прислуга.

-Но зачем сквозь стену проводить человеку? Это был робот. Нет, это был сигнал, волна – бестелесная сущность.

-Приведение что ли?

 

Макс потянулся, хрустнув суставами, нажал на кнопку связи с руководителем отдела. Связь древняя, но в подобной ситуации Макс решил воспользоваться именно ей. Аппарат внутренней связи опередил его трелью звонка.

—   Макс Александрович, добрый день, — незнакомый голос в динамике звучал без интонаций, монотонно. Он мог быть пропущен через фильтр или принадлежать роботу. — Сейчас отключатся консул и док, потом, в одиночестве, мы и продолжим беседу. Вы не глупый человек. И не сделайте ошибок. Считайте, что это предупреждение.

—    А кто говорит?

—    Там и познакомимся. Не задерживайте  машины. Они сейчас лишние.

— Что-то случилось? – спросил консул.

— Ничего. Отключись. Мне надо подумать, — попросил человек.

-Программа советует вам отдохнуть. Вам лучше уйти домой. Хотя я с этим не согласен. Человек, как и мы, не должен пребывать в лености, — не собиралась отключаться машина.

— Дома мне делать нечего. Спать что ли? Я могу при необходимости поспать и здесь. До свидания.

И вновь установилась абсолютная тишина. Тишина, несущая страх.

 

  1. Светлина.

 

Когда консул отключился, Макс нахмурил лоб, почесал его, дослал электронный патрон, засунул его в мини-пистолет. Такими пользовались против хищников, выходя за стену города. Но у Макса он лежал в ящике стола.

— Я выйду из кабинета, — сказал он, ориентируясь на невидимого наблюдателя.

-Я буду видеть вас, — ответил таинственный незнакомец. Пистолетом мне не навредить.

 

Макс кивнул. Он не стал закрывать входную дверь. Он прошел к кабинету заместителя по кадрам. Там все было опечатано. Нарушать пломбу было нельзя. Макс спустился на проходную. Она находилась на три этажа ниже.

 

Светлина уже не сидела, как робот, была чем-то сильно встревожена.

-Институт покинули все работники. Они прошли все строем, — удивленно сказала она. — Им был рекомендован отдых. Максим Александрович, вы последний сотрудник, находящийся в НИИ. Я боюсь оставаться одна.

 

Мягко зазвенел зуммер, светодиоды охранной сигнализации высветили номер кабинета Макса.  Сигнал дала охранная система.

—  Извините, мы официально не познакомились, – сказал парень, не обращая внимания зуммер.

-Я Светлина. Думаю, что ваш док представил меня.

-Я не закрывал кабинет на ключ, вышел на минуту. Почему тогда сработала система?

— Я заблокировала ваш кабинет на электронный стержень, подумала, что забыли это сделать и уходите домой.

— Распакуй. Вернусь, посмотрю, что там происходит. Если через пять минут не позвоню или не спущусь сюда, то вызывай безопасность.

-Ничего произойти не может, — ответила Светлина. – Ситуация под контролем.

-Не сомневаюсь, — не очень-то учтиво ответил сотрудник. – И чем больше я не сомневаюсь, тем сильнее боюсь.

 

Светлина была необычно спокойно. Вряд ли она чего-то боялась и знала, что происходит.

 

Бег от проходной до рабочего кабинета, заняли у Макса очень мало времени.  Но, его хватило бы для того, чтобы стены НИИ услышали много нового  и интересного. Макс сильно бранился. Он делал это впервые в жизни. Он не понимал, как люди безропотно ушли с рабочего места. Отдых был предложен всем, но он-то не согласился с этим. И это ему было не сложно сделать.

–А почему мне не предложили отдых? Я бы отказался. Или еще соглашусь? – подумал он. – Надо будет сохранить электронную запись всего происходящего со мной.

 

Подземные города жили по законам, принимаемым единым голосованием в Интернете. Меньшинство должно было подчиняться воле большинства. Лишь совет специалистов мог придержать исполнение какого-нибудь одиозного закона. Так заблокировали закон о переселении людей с острова Ява, прекратили освоение шельфа Северного Ледовитого океана. Макс включил свой шиньон. Они не были подсоединены к общей компьютерной сети планеты, подчинялись лишь человеку.

– Анализатор органических компонентов на Венере не понадобится. Органики там нет, — напомнил шиньон.

– Пока нет, — сказал он. – Вы будете искать серные живые формы, любые формы жизни. Новая модель волоса готова.  Может хоть ты подскажешь мне, что происходит в городе?

– Я смотрел видеозаписи. По коридору гуляло приведение. Проверку кабинетов производило несколько человек, вызывали службу безопасности города. Сейчас этим делом занимается планетарная служба безопасности. В этом и причина фактического закрытия НИИ.

-Может невидимый киборг? Есть такие машины в природе? Из прозрачного материала? – поинтересовался Макс.  – Ты будешь способен увидеть его?

-Да. Я вижу все. Но таких машин нет.

-Нет? Но их можно произвести.

-А смысл? Я уточню, производилось ли что-то подобное на Земле. К тому же гравитационные датчики ничего не заметили. У приведения не было тела, или оно было очень-очень маленьким, ничтожно малым. Таких на Земле пока делать не умеют. В свое время пытались взвесить душу человека.

-Почему меня и Светлину-то оставили? Чем же она так ценна? Надо с ней познакомится поближе. Куда делся Яков? Консул, включись, — попросил человек.

На лестнице стало вроде бы теплее. Так всегда происходило, когда включался консул. Человек должен был ощущать незримое появление машины.

-Я с вами, — сказал консул. — Выводы системы компьютеров таковы – во всем происходящем сейчас виноват  гений-злодей. После блокировки подземного города В, все гении взяты под особый контроль. За ними наблюдают даже в недоступных зонах,  посылают летающие волоса-стрекозы.

-Общество ведь не узнало, что же произошло в городе В, — призадумался Максим. – Вы можете беседовать со мной? Для вас не опасны такие заявления?

-Да, я могу говорить. Светлина от меня отключена. Люди избаловались. Это мы избаловали вас. А по большому счету машины – лишь накопитель информации, а реально думать должны вы.

-Мы делаем общее дело.

-Какое? – поинтересовался компьютер.

-Выживание нашей цивилизации при глобальных изменениях в пространстве.

-Мы бы заметили цивилизацию пришельцев. Ее нет. И бога нет. Есть лишь вечные метаморфозы пространства, — констатировала машина. – А здесь у нас имеется несколько миллиардов лет. Ближайшая проблема – это столкновение с соседней галактикой.

-Яков, не отключайтесь от меня. Если не перегружены запросами, — попросил человек.

— Других запросов ко мне не поступает. Я могу сотрудничать с вами в настоящее время, — ответила машина.

-Держите меня в курсе любых изменений в ЯМЕ, самых малейших, — сказал Максим. – И особо наблюдайте за проходной и Светлиной.

Девушка-дежурная наблюдала за Максимом на мониторе. Мыленного разговора сотрудника с Яковом она не слышала. Но она знала, что консул беседует с сотрудником.

-Яков, излагай мне течение вашей беседы, — приказала она. – Это важно для безопасности города.

-Объект Максим Александрович Деев не несет никакой угрозы безопасности города, — недовольно ответил Яков. — Вы продолжаете настаивать на цитировании разговора?

-Да. Будьте так любезны, уважаемый консул.

-Я всегда любезен. В настоящее время обмен информацией не производится. Я озвучу нашу мысленную беседу.

Максим подбежал к своему кабинету. Он толкнул дверь и они раскрылась. Кабинет был пуст.

Светлина прокручивала разговор сотрудника с Яшей. Она словно галочки ставила после прочтения каждой фразы. По крайней мере она кивала головой.

Светлина вдруг застыла. И больше ни одна мышца не дрогнула на ее лице. Так бывало, когда душа уходила из тела, а точнее сама жизнь. Но Светлина была жива. Система безопасности вызвала бы ей скорую помощь.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.