Архивы
Счетчик
Яндекс.Метрика

ДЕРЕВЕНСКИЕ СТРАШИЛКИ. ПЕТРОВ ОМУТ. ТЕРНЫЙ А.

Деревенские страшилки 1. Терный А.

  1. Петров омут.

Речка Вестлатка в стародавние времена был защитным рубежом от Дикого поля. Переберешься через реку и попадешь в Дикое поле. Можешь скакать до бесконечности, пока не упрешься в Кавказские горы. А к северу от Вестлатки стояли засеки, на многие километры пути.

Казачьи разъезды из Верхнего Ломова менялись раз в десять дней. Летом в Диком поле была красота. Зверя видимо-невидимо. Трава была по пояс человеку.  Возглавлял разъезд десятник Петр Николаев сын. Был он высок, плечист, с окладистой бородой.

На стан его разъезд становился на левом берегу Вестлатки, прямо напротив высокого обрыва. Рядом там была переправа, перебравшись через которую, можно было скакать и Верхний и Нижний Ломовы- крупные бревенчатые крепости на засечной черте.

Ночью кони паслись на правом берегу, на заливных лугах. Старожил коней сам Петр. Не доверял он коней молодежи. Заснуть молодежь может. А волки, мелкие шайки нагайцев, да и свои могли наватажить.

Волки выли каждую ночь. Полно их было и в лесах на левой стороне реки, и в Диком поле. Коней стреножили, что делали не каждый раз.

Ночью стояла на Вестлатке пугающая тишина. Даже сороки помалкивали. Сидел Петр один, прямо над обрывом. И вот в полночь забурлил омут, огромная воронка закрутилась в его центре. Не было вокруг деревень, только временные зимовки-зиманки и варежги. Вдали запели. Пели не на русском. Петр понял, что поют на мокшанском языке. Петр знал и мокшанский, и эрзянский языки, мог общаться с ногайцами и буртассами. Сказывали охотники Петру, что дальше по Верстлатке(Варежге) владения мордовского демона Идемевся. Но не верил в нечисть Петр. Был он человеком православным, осенит себя крестным знаменем и сидит спокойно. –Спаси и обереги нас, Боже, — попросил он, и подбросил в костер зеленые ветки, чтобы дым отпугивал комаров. Вдруг кони заволновались. И увидел Петр два огненных глаза, на волчьи похожие. Из темноты на Петра вышел человек-старик. И заговорил он на чистейшем русском языке.

-Садитесь к огню, гость дорогой, — предложил человеку Петр.

-Некогда мне, — ответил старик. – Не подаришь ли ты мне коня в яблоках? – показал гость на любимого Петром скакуна, жующего траву. Сколько раз спасал он Петра от ногайцев.

-Не могу. Я жизни без него не представляю, — ответил наглому человеку казак.

-Ну, так и быть тому, — сказал старик, и ударил посохом о землю. И пропал он, как и не было его. Но Петр услышал конец фразы. –Не представляешь, так тому и быть. Отпредставлялся ты. Но так и быть. Дам тебе ночь на размышление.

Ночью больше ничего  не произошло. Рассказал утром Петр о госте своему разъезду.

-Не добрый это был человек. Да, и человек ли. Надо было отдать тебе коня, — сказал ему его друг Василий.

-Да, кто это был?

-Мокша называет его Идимевсем. Демон он. Придет еще раз, так дай ему все, что не попросит. И еще поблагодари его, что дал возможность подумать. Он странный демон – непредсказуемый. Мокша, поклоняется ему, как божеству. Здесь в верстке стоит идол Идемевся – Чертов палец.

И следующей ночью взял Петр с собой двух молодых помощников. Ночью завыли волки. Заметались кони по лугу. Но старик так и не появился. А на рассвете конь в яблоках махнул прямо с обрыва в омут. Закрутило его в водовороте и поглотило. Кинулся Петр за ним. И то же пропал в воде. Даже кругом не осталось на поверхности.

Помощники встали на обрыве, не зная, что делать. И тут из темноты вышел дед.

-Не надо было заалеть мне коня. Вот, и получил Петр, что хотел. Не представлял он жизни без коня в яблоках.

И пропал дед.

Парни сразу же перегнали табун на другой берег. Рассказали все Василию. Тот был по возрасту старшим. Он послал гонца в Верхний Ломов.  В ответ из крепости прислали мокшанского  волхва. Пошел он к чертовому пальцу, что стоял на высоком левом берегу Вестлатки. Сутки он одаривал Чертов палец приношениями, лил масло на  камень, жарил кур, раскладывал сушеные ягоды и грибы. Веял по ветру семена одуванчика. Потом он вернулся в стан казаков.

-Год ничего не опасайтесь, — сказал волхв и пропал, как пропадал сам Идемевсь.

А омут с той поры стали называть Петровым омутом. Тело коня выбросило из реки, а самого Петра так и не нашли. Видно в ил затянуло. Суровые то были времена для русских людей. А вскоре на противоположном от обрыва берегу встала деревня Есинеевка. Людей в нее пригнали из села Синевка, что близ Темникова. Были среди них и русские, и татары, и мокша. Прекрасное место. Вырубили они лес, точнее выжгли. А на месте Чертова камня сделали скотомогильник. Но нет, нет и скачет Идемевсь на коне в яблоках. И прячутся люди от него в домах и заимках. Кто не спрячется, так быть беде. Затаил демон обиду на Петра и род его.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.